Ночь плавно перешла в утро. Как всегда, не хватало еще одного дня на то, чтобы всё успеть. Этим последним, на что не хватало времени, оказались GPS-навигаторы. В ночь перед вылетом предстояло обновить аэронавигационные базы данных приборов и вбить в них план полета. Точнее, на первый день у нас было намечено целых пять полётов. Первый — с вертодрома в Буньково, где базируется вертолёт в аэропорт Домодедово, где был запланирован официальный старт экспедиции. Второй — из Домодедово назад в Буньково, чтобы дозаправиться перед первым плечом. Третий — из Буньково в Псков, где предусмотрена еще одна дозаправка. Четвёртый — из аэропорта Псков на крайнюю западную точку России . Наконец, пятый — с этой крайней точки на вертодром Хелидрайв в Санкт-Петербурге. Не хилая задачка на один день.

Поспать удалось всего пару часов. Когда зазвонил будильник, башка была чугунная. Сборы, попытки окончательно проснуться по ходу сборов, душ и вот уже звонок Виктора. На улице дождь стеной. Вот так повезло — все последнее время ясные дни и ночи, а в день вылета — дожди и низкая облачность. К счастью, прогнозы показывали, что осадки имеют локальный характер, но от этого не легче, если ливневый дождь придется на наше прибытие в Домодедово.

Так и есть. Буньково всего-то в 50 километрах от Москвы, а тут сухо. Облачно, но хотя бы без осадков. Вертолет был уложен накануне и требовалось лишь установить все наши гаджеты и камеры и выложить часть вещей — мы ведь еще вернёмся сюда для дозаправки… Буквально через 10 минут после взлёта в направлении Домодедово выяснилось, что в Москве дождь и не думал униматься. На подходе к аэропорту — низкая облачность, дождь, туманные термики растут из леса. Пришлось снизить скорость и буквально пробираться к зоне ожидания Заборье аэропорта Домодедово. С вертолетной площадке Н5 нас подхватила машина и вот мы уже проходим через выход для ВИП-персон. Изначально предполагалось, что пресс-конференция будет в зале официальных лиц и делегаций (там поспокойней), но на пресс-брифинг аккредитовалось 45 журналистов и приняли решение проводить мероприятие в общем зале прилёта, где выгородили место. Мы не очень привыкли к такому обилию камер и микрофонов, направленных на нас, но сказывалась общая вымотанность и эмоций волноваться просто уже не было. Во всяком случае у меня….

Наконец, мы вновь на вертолётной площадке, снова в окружении журналистов. Скорее бы лететь, но как назло что-то не стыковалось в АДП Домодедово и пришлось прождать около получаса уже сидя в кабине. Потом в репортажах это интерпретировалось журналистами, как задержка из-за погоды, но погода тут не при чем, тем более она к этому времени начала стабилизироваться.

В Буньково мы залились топливом, обратно загрузили свои многочисленные манатки. В последний момент решили отказаться от колёсиков для перекатки вертолёта по перрону и уже во второй раз мы урезали собственные НАЗы — рационы аварийного питания — оставив только 4 комплекта на 2 дня. В конце концов, имеется ружье и рыболовные снасти, да и сами мы не худенькие, выдержим несколько дней без еды, если что… Но главная интрига нас поджидала с планами полета, которые утверждают службы организации воздушного движения. Мой план, поданный и одобренный заранее, каким-то образом оказался отменен и следовало подать новый. По идее, планы подаются за 1 час, но тут перелёт в соседнюю зону управления (Санкт-Петербург). Это по факту занимает больше времени, чем когда полёт осуществляется в пределах одного зонального центра. А часы тикают… У нас еще целый лётный день впереди! И, как назло, аэропорт в Пскове закрывается в 18:00. Провинциальные аэропорты работают далеко не круглосуточно, а некоторые даже и не полную неделю. А тут бесконечные переделки плана и какие-то затяжки.

На часах уже 13:00… 14:00… Я чувствую, что еще немного, и мы никуда не попадём сегодня. Хорошо, что современные правила полётов допускают полеты вне зон управления аэропортов в уведомительном порядке с минимальными формальностями. А Буньково находится, как раз, в таком классе воздушного пространства — оно называется класс G. Принял следующее решение — вылетаем без плана, уведомительно, а наш штаб контролирует процесс утверждения плана полёта и будет находиться на связи со службами ОрВД. Нам лететь не один час и за это время, здраво рассудил я, план пройдет…

Вылетели. Летим час — план не утвержден. Летим два — всё то же. Какие-то бесконечные задержки и затяжки. Москва ссылается на Питер, Питер на Москву. Комичная ситуация. Старт распиаренной экспедиции сразу же утыкается в непонятные проволочки, разумных объяснений которым просто нет. Хорош бы я был, если бы продолжал ждать утверждения планов в Буньково… Никуда бы мы не улетели в этот день, это точно!

Наконец, когда мы уже были на подлете к Пскову и под их управлением, на борт звонит наш штаб — план утвержден! Это к концу нашего полёта-то! :) Ничего кроме улыбки это не вызвало. Ну ладно, тем более теперь всё хорошо. Прибыли в Псков в 17:30, ура, успели до закрытия! Нас уже ждут местные журналисты. Пришлось отвлечься на интервью, но все равно мы закончили заправку в 17:55 и я побежал платить за аэропортовые сборы и топливо. Каково же было моё удивление, когда в счете за топливо значилось плюсом еще 20 тыс. рублей за… работу аэропорта вне регламента (то есть: после закрытия). Вот так! Спешили-торопились и даже успели заправиться до 18, но время, которое аэропорт потратил на выписывание бумажек в кассе, заставило их продолжать работу после закрытия и мне влупили счет за лишний час работы всего аэропорта. :-(

Но вот, все волнения позади и мы уже летим в направлении первого пункта нашего маршрута — к крайней западной точке основной территории России. Она находится в районе посёлка Лавры, что в Псковской области. Это не какое-то специальное место и оно никак не обозначено ни на карте, ни на земле. Кстати сказать, мы имели полное право подлететь к границе вплотную. Мы заранее согласовали с псковскими пограничниками наши пропуска в приграничную зону и загодя несколько раз созванивались с ними, чтобы не дай бог не нарушить ничего. Мы ведь сейчас практически витрина авиации общего назначения и нам никак нельзя оказаться в нарушителях. Мы бы подвели кучу людей и бросили тень на всю частную авиацию.

Подлетаем к границе, сбрасываем скорость, переводим все наши навигаторы в режим максимального разрешения. В воздухе границ нет и можно ненароком стать нарушителем. С другой стороны, нам нужна не просто поляна в лесу, а именно самая близкая к границе точка, да не где-нибудь, а на характерном изгибе госграницы, который и был выбран именно из-за того, что он вдается максимально на запад в сторону Эстонии. Покружиться пришлось изрядно — минут 20 мы примерялись, смотрели во все карты и на землю и искали куда сесть. С воздуха видели полосатые пограничные столбики, но не могли определить эстонские они или российские. Классической контрольно-следовой полосы не было, была лишь просека в лесу и маленькая речка — та самая Педедзе, по которой и маркировалась граница между Россией и Эстонией.

Наконец, мы нашли подходящее место! Это была просёлочная дорожка вдоль Педедзе, буквально в 50 метрах от государственной границы. Сели. Выключились. Уфф, можно перевести дух. Летать-то пришлось на полной загрузке — вертолет доверху забит вещами, плюс только что залились под горло в Пскове. Да еще при такой температуре, как сегодня, +28*С. Приходилось быть максимально осторожным со скоростью, ветром и манёврами.

Выгружаемся. Тишина, запах трав, жара, слепни… Пришлось сразу вспомнить о наших баллончиках против москитов. Пригодились много раньше, чем мы думали! Выгружаем нашу фото-видеоаппаратуру. В нескольких десятках метрах от места нашей посадки вкопана табличка с грозной надписью «Внимание! Стой, впереди государственная граница, проход (проезд) запрещён!» Что-ж, это то, что нам нужно! Зримый символ границы, стоящий действительно в самой западной точке России. В то же время, это не пограничный столб, ведь подход к нему действительно запрещён.

Снимаем несколько планов на видеокамеру и пишем маленький синхрон. Затем, прикручиваем к табличке наш символ — памятный знак с логотипом экспедиции. Разворачиваем нашу панорамную головку и снимаем сферическую панорам, как раз рядом с предупреждающей табличкой. Снова меняем аппарат на штативе и делаем серию обычных снимков — экипаж с флагами наших партнёров и информационных спонсоров. Господа, ваши флаги побывали на первой в нашем маршруте особой географической точке России! Спасибо еще раз тем, кто нас поддержал!

Пора сворачиваться. Вроде ничего особенного и не сделали, а два часа как языком слизнуло! Вот это да… Мы сами поражаемся тому времени, которое уходит у нас на фото- и видеосъемки и снова понимаем, что задумки мы вложили в проект хорошие, но они нас выматывают до предела. Трудно вдвоем и летать, и проблемы решать, и операторами работать. Да тут еще непрерывно названивает МДП Великие Луки, беспокоятся где мы. Мы и сами рады побыстрее умотать, ребята, мы и так уже мокрые как бобики.

Бесплатных пассажиров в виде слепней и мух в салон набилось столько, что пришлось их выкуривать баллоном с инсектецидом. Взлетаем, наконец можно включить вентиляцию, немного обсохнуть, а заодно проветрить кабину от химии. Берем курс на Питер. И вот тут начинает так придавливать усталость, что я стал засыпать прямо в полёте. Хоть спички вставляй, как говорится. Но вертолет ошибок не прощает! Меняемся, пилотируем по очереди. Лететь 1:40 — вроде не далеко, но тело перестаёт подчиняться и готово уснуть в секунду.

Подошли к Пулково, встали в южную зону ожидания, чтобы пропустить идущие на посадку пассажирские борты. Диспетчер вышки неожиданно спрашивает — а это вы экспедиция «Россия 360″? :-) Мы, кто-ж еще? В ту же минуту он дает нам окно и пропускает прямо поперёк двух полос для захода на площадку Хелидрайв. Тепло желает нам успешного полёта и удачи. Большое спасибо за теплые слова, дорогой неизвестный нам диспетчер! Они подняли нам настроение и ободрили перед заходом на посадку, когда нужна максимальная внимательность и осторожность.

Сели. Начали думать, как вызвать такси… Каково же было наше удивление (приятное, конечно), когда мы увидели, что нас ждет автомобиль Хелидрайва, чтобы отвезти нас в отель. Вроде небольшой символ гостеприимства, а как он оказался кстати! Мы же буквально вывалились из вертолета от усталости и думали только о том, чтобы проглотить что-нибудь горячего и забыться во сне. Друзья и коллеги вертодрома Хелидрайв! Мы тронуты вашим гостепримством и заботой. Особенно мы были поражены вашей любезностью на следующий день, когда вы нам помогли с проведением пресс-конференции (однако, об этом — завтра). Еще раз спасибо! Покупайте вертолеты в Хелидрайве. Базируйтесь и обслуживайтесь там же. Мы теперь точно знаем, что это лучшее вертолетное гнездо северо-запада!

Бесконечно длинный день, который прошел как долгий сон, закончен. Наспех поужинав в баре отеля — с утра маковой росинки во рту не было — мы разошлись по номерам. Так быстро я не засыпал с детства.

P.S. Итог дня — пройдено 1,230 км за 6:41 летных часов


Фотографии с флагами партнеров и спонсоров
Крайняя западная точка