Нас ничто не держит в Оссоре, и мы хотим вылететь пораньше. У нас сегодня снова долгая дорога. Согласно первоначальному плану перелёта, между Оссорой и Эссо мы должны были сделать посадку для дозаправки в Усть-Камчатске или Козыревске. Но Андрей Лебедев из нашего штаба позвонил и сообщил, что имеются сложности с заправками в этих точках. Что-то там разладилось с договорённостями. В принципе, это не катастрофа. Если как следует заправимся, мы можем дойти на своём топливе до Эссо. Правда заливать в дополнительный бак придётся литров 200, не меньше. С учетом нашего багажа, это довольно много. До сих пор мы лишь раз заправлялись таким количеством топлива. Но если другого выхода нет – ничего не поделать.

Выглядываю в окно. Окна у нас выходят на противоположную от моря сторону (в тропических отелях такие номера назвали бы красиво garden view – с видом на сад). Нашим «садом» является ещё одна пятиэтажка напротив, во дворе стая бесконечно лаящих собак и разваленные, разрушенные и давно заброшенные теплицы удручающего вида. Однако, если посмотреть влево, вчера была видна гора. Но сегодня вместо неё я вижу огромное облако тумана и лишь торчащую из него макушку горы. Неужели снова туманный вынос с моря? Этого ещё не хватало. Нам эти выносы попортили уже не мало нервов. Эти туманно-облачные массы наползают с моря на берег и могут блокировать видимость на десятки километров вглубь суши.

Расплачиваемся за постой и всё равно едем в аэропорт. А что толку сидеть в квартире? Аэропорт окутан плотным туманом. Оссора, как и Манилы – аэропорты без управления. Никто мне не может запретить вылет, если я приму решение лететь. Другой вопрос, правильное ли это будет решение? Местные хорошо знают особенности своего аэропорта и говорят, что туман гарантировано растащит до обеда. Но нам сидеть и ждать у моря погоды (в буквальном смысле) очень не хочется. Ладно бы, если бы мы не знали границы этого туманного облака. Но мы совершенно чётко знали и видели своими глазами, что буквально через 2-3 километра в сторону от моря туман заканчивался. Кроме того, он был приземный. Это был просто плоский язык, идущий с моря, но не распространяющийся далеко и высоко. Более того, с солнечным прогревом он становился всё короче и тоньше. Пока мы заправляли борт и наблюдали ситуацию, видели, что тенденция явно к улучшению. Поэтому, как только борт был готов к продолжению полёта, мы приняли решение на вылет.

Вертолёт тяжелый и взлетает, тяжело хлопая винтом. Сразу вверх и в сторону от моря — и через минуту мы в сияющем солнечном мире. Правда снизу всё белое от облаков, но меня не очень это волнует, впереди я вижу землю. Сначала полёт проходит вдоль моря, и пока мы летим, языки выносов на наших глазах таят. Это хорошо, потому что при подлёте к полигону испытания головных частей баллистических ракет Кура, нам придётся лететь через горы. В этом месте довольно большая запретная зона. Когда в России проводятся испытания ракет, именно сюда летят их головные части и именно здесь определяют точность их наведения. Испытания проходят не так уж и часто, но запретная зона здесь работает не по расписанию, а постоянно. Это довольно неудобно, так как её облёт предполагает преодоление горного массива.

Горы тут, хотя и невысокие, но русел ручьёв и долин нет совсем. Зато резкие перепады высот – то гора, то пропасть, потом снова гора и за ней пропасть. Этот полёт щекочет нервы. Но вскоре мы проходим частокол вершин и выходим на широкую равнину. Слева – Усть-Камчатск, который нам больше не нужен для заправки. Топлива мы с собой прихватили много. Однако начинается сильный ветер. Удивительно, как резко и непредсказуемо меняется погода на Камчатке! Сначала вертолёт лишь характерно покачивается на ветру, но вскоре его начинает бросать и колошматить в разные стороны. Впечатление, что он то и дело натыкается на невидимые стены, то подскакивает, то проваливается. Удары по стабилизатору заставляют вертолёт раскачиваться, рыскать по курсу. Взгляд на землю всё объясняет – ветер такой, что трава пригибается волнами почти до земли, и деревья раскачиваются, как старые мачты антенн. Мы уходим вправо, к Ключевской сопке, и ветер толкает нас вперед. Но он такой силы и так болтает вертолёт, что приходится сбрасывать скорость до 60-70 узлов. Я нешуточно беспокоюсь за целостность конструкции при таких бросках и ударах. Да и положено по РЛЭ снижать скорость во время болтанки. Мы летим, толкаемые ветром, но путевая скорость всё равно упала до 130 узлов. Ох, далеко не всякий попутный ветер хорош для полёта…

Но ещё час полёта, и болтанка начинает понемногу стихать, можно увеличивать собственную, приборную скорость вертолёта. Где-то слева от нас угадывается могучее основание гигантской горы – это сопка Ключевская — крупнейший вулкан на Камчатке. Но почти весь он скрыт в облаках. Какая жалость! Возвращаться сюда мы ради вида вулкана вряд ли будем. Но в какой-то момент я начинаю видеть высоко-высоко в облаках что-то сияющее. Не может быть, что вершина так высоко! Но да, это высоко, почти в стратосфере засияла в солнечных лучах самая макушка вулкана, внезапно открытая облаками. Только теперь начинает ощущаться колоссальный масштаб горы. Это просто невероятная высота! Витя делает несколько снимков заоблачной вершины, но я сомневаюсь, что снимок может передать глубину, высоту и масштаб явления! Оно потрясает нас обоих!

Мы огибаем Ключевскую и уходим на юг, в долину между двумя хребтами. Эта широкая долина сужается к югу, но всё равно выводит к южной части полуострова. Здесь проложена автомобильная дорога, здесь же пролегают воздушные трассы. Очень удобно сложилась география в этой части Камчатки. Мы проходим над Козыревском. Сегодня суббота, и большинство аэропортов не работает. Ну нам же лучше, никто не терзает своими «доложите пролёт Мурыжинска» или «дайте расчётное Кукуевки». Посёлок Эссо расположен в горной долине, спрятанной в глубине хребта. Туда ведет русло реки, по которому нам и предстоит подниматься на полукилометровую высоту. Воздух неспокоен, ветерок потрясывает вертолёт, и я снова начинаю думать о направлении ветра и о том, как избежать турбулентности и нисходящих потоков в горах, которые всегда опасны для вертолёта. Тем более, подъём достаточно крутой – нужно быть постоянно в наборе. Да и ущелье там узкое – приходится закладывать крены до 40 градусов. Но к этому времени вертолёт уже лёгкий. Большую часть запаса топлива мы уже сожгли по пути, так что вертолёт идёт легко. Достигаем перевала на высоте 650 метров – тут пасмурно, дождик, облака  - и видимость резко падает. Приходится снижать скорость.

Но ещё минут пятнадцать полёта, и мы выходим в искомое нами ущелье, где светит солнце. Правда ветерок продувает ущелье неплохо, да и само оно не столь широкое. Нужно быть внимательным с разворотом против ветра. Наконец, мы на земле! Этот полёт был очень разнообразен – то туманы, то горы, то ветра, то снова-здорово: ещё раз по кругу то же самое. Но мы на месте! Сразу заправляем вертолёт в расчёте до Петропавловска-Камчатского. Точней, до вертолётной площадки «Авачинский», что находится у посёлка Елизово, не так далеко от международного аэропорта «Елизово» — главных камчатских воздушных ворот. Пусть вертолёт стоит заправленный, перед вылетом будет меньше хлопот.

Нас встречает Геннадий Викторович Пономарёв. Это друг нашего опекуна на Камчатке Станислава Всеволодовича Касперовича. Они знают друг друга и дружат уже много лет, и Станислав Всеволодович попросил друга нас встретить и разместить. Правда наш штаб тоже отработал наше размещение и забронировал два номера в гостинице «Парамушир Тур», поэтому мы любезно отказываемся от предложения Геннадия Викторовича разместить нас у себя дома. Но он настаивает, чтобы мы обязательно посетили его, как разместимся в гостинице.

Тут надо сказать, что Геннадий Викторович не просто житель посёлка. Это широко известный на Камчатке и даже за рубежом мастер-таксидермист. Охотник и одновременно искуссный изготовитель чучел животных. Он уже изготовил их не одну тысячу и постоянно получает заказы, в том числе из-за рубежа. О нём были публикации в прессе, а дома у него находится настоящий музей, куда он нас и приглашал. Конечно, не воспользоваться данным приглашением было бы глупо.

Посёлок Эссо совсем не тянет на высокое звание камчатской Швейцарии, как нам его отрекомендовал Станислав Всеволодович. Обычный, даже очень обычный посёлочек, коих мы повидали немало. Деревянные домишки, какие-то бараки, затрапезные немощеные улочки… Единственное отличие – тут имеется несколько гостиниц при горячих минеральных источниках. Как я понял, тут куда не пробури скважину, обязательно попрёт горячая минеральная вода. В таких местах устраивают бассейны и гостинички – маленькие и чуть побольше. Наша гостиница «Парамушир Тур» самая большая и шикарная в посёлке. Сравнительно, конечно. Изнутри гостиница и правда вполне на уровне. Даже имеется платный интернет с тарелки. Нам его гордо представили, как 4-мегабитный, но на практике это оказался довольно слабенький Интернет, полуживой. Но хорошо, хоть такой есть!

Мы бросаем вещи в номерах гостиницы. Тут мы понимаем, что нам везёт, как утопленникам. Мы забыли, что сегодня суббота. Народ всё прибывает. Выходим к бассейну – всё в людских телах. Рядом не совсем трезвые компании под пивко и громкий мат жарят шашлыки. Вид заполненного не водой, а людьми бассейна меня удручает. Нда… Мы здесь до утра понедельника. Может удастся дождаться, когда все эти компании съедут?

Но на сегодня у нас ещё есть дело. Геннадий Викторович пригласил нас к себе в гости. В собственный музей. Он снова за нами заезжает, и мы едем к нему домой. Сначала Геннадий Викторович показывает свою мастерскую. Тут десятки чучел животных и птиц. Специальные инструменты и приспособления для выделывания шкур и изготовления чучел. Затем мы входим в дом. А тут, что ни комната, то и вправду музей! Стены под завязку завешены экспонатами, рассказывать о которых никакого времени не хватит. Это и оружие охотника, охотничьи ножи, Снова специальные инструменты, коих многие сотни. В отдельной комнате он с гордостью демонстрирует нам старинный магнитофон, проигрыватель виниловых пластинок, великолепную коллекцию виниловых дисков, среди которых все оригинальные альбомы The Beatles, например. Вот снова чучела — их тоже десятки. Геннадий Викторович рассказывает нам интересные истории из своей жизни, случаи на охоте, о своих поездках, о детях… Разговор продолжается за чаем. Геннадий Викторович поражает своей живостью и деятельностью, несмотря на то, что он лет на 15 старше меня. Чего стоит одно только его рукопожатие — мощное, как тиски! Вот это человечище! Он полон новыми планами и идеями и это при том, что и по возрасту, да и по уже сделанному в жизни, давно бы мог быть классическим пенсионером. Но вызывает искреннюю симпатию его отношение к жизни! Быть полным сил и молодым в любом возрасте! Чем не пример для подражания?

Наконец, мы возвращаемся в своё временное пристанище в гостинице. Остаток дня уже совсем короток. Нам надо разобрать сделанные за день фото и видеокадры. Традиционно этим занимается Витя. А я, в преддверии целого свободного воскресенья, уже обдумываю планы на свой писательский труд и сажусь за ноутбук. Пока мы летели, мои путевые заметки снова отстали от графика нашего перелёта и надо навёрстывать. У нас, к сожалению, либо одно, либо другое… Пока погода позволяет, мы летим. Но в эти периоды писать никак не получается. Я стараюсь писать свои заметки обстоятельно, не упуская ни одной мелочи. Но это требует многочасового сосредоточения и более-менее свежего состояния. Так что я, хотя и переживаю за то, что погода нас тормозит время от времени, в глубине души радуюсь тому, что представилась возможность написать о нашем путешествии. Ведь этих наших отчётов ждут очень многие люди — близкие, друзья, знакомые и совсем незнакомые люди, но переживающие за нас, как будто знают нас много лет. Пользуясь случаем, хочется поблагодарить их за интерес к нашему перелёту, за переживания за нас, за слова поддержки и ободрения. Это именно то, чего так не хватает в вечной гонке экспедиции.

Наконец, я углубляюсь в свои заметки и буду писать сегодня ещё часа три. Так что до завтра, друзья. Извините, мне надо работать!

Итог дня — пройдено 626 км за 3:44 летных часа

1111111
Волонтер дня - Геннадий Викторович Пономарев (Эссо)